Пресс-центр

 

Интервью: экспертное отнесение к комплексной стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года

 

Представление:

  • Самарцев Сергей Евгеньевич – председатель Совета директоров НП ЦРС «Мета-консалтинг»,
  • Бочкарева Татьяна Викторовна – председатель правления АНО «Урбэкс-развитие».

Сергей Евгеньевич, вы теперь представляете другую компанию?

С. - Не совсем так. АНО «Урбэкс-развитие» наряду с целым рядом консалтинговых компаний и сетевых структур, независимых консультантов (в совокупности  более 300 человек) объединились в некоммерческое партнерство «МетаКонсалтинг», выступающее в роли Центра реализации стратегий. 

Б. - АНО «Урбэкс-развитие» продолжает активно работать в регионах, мы занимаемся территориальным брендингом, форсайтом, дорожными картами… Сейчас совместно с МЦСЭИ «Леонтьевский центр» формируем библиотеку лучшей практики для проведения секции «Управление реализацией стратегий» в рамках IX общероссийского форума «Стратегическое планирование в регионах и городах России»  в октябре 2010 г. в Санкт-Петербурге.  

Ознакомились ли вы и что можете сказать о разработанной недавно Комплексной стратегии социально-экономического развития СКФО Российской Федерации до 2025 года (далее - Стратегия)?

С. - Да. У нас была возможность ознакомиться с одним из промежуточных вариантов (на период июля 2010 г.) этого документа. В целом стратегическое видение перспектив  СКФО очень значимо и подобные разработки на уровне округа важны, однако по совокупности сложившихся среди разработчиков стратегий критериев этот документ с натяжкой можно назвать Стратегией развития. 

Б. - Это, конечно,  прогностическая разработка, но в ней не заданы собственно стратегические ориентиры развития СКФО, стягивающие Прошлое и Будущее составляющих его регионов через Настоящее, задающие позиционирование округа среди других округов России. Теперь о развитии: оно задается разработчиками формально и скорее речь идет об экономическом росте, а не о развитии - не случайно  при рассмотрении этапов реализации стратегии задаются этапы роста, а не развития. При этом этапы не отличаются от фаз, т.е. разработчики не знакомы с временными параметрами реализации стратегий.

Но документ включает и анализ социально-экономической ситуации в СКФО, и сценарии развития, и механизм реализации оптимального сценария развития округа.  Чего не хватает?

Б. - Сложилось впечатление, что разные части документа выполняли совершенно разные разработчики: настолько между собой  не увязана совокупность рассматриваемых вопросов в аналитическом разделе, сценарном и проектно-реализационном.

С. - Помимо указанных разделов именно для стратегии  необходим раздел целеполагания, который является результатом комплексного анализа ситуации и ее синтезирующего осмысления. Именно целеполагание в  рассматриваемом документе, можно сказать, практически отсутствует, поскольку такого раздела нет, а во Введении сразу безосновательно и априорно формулируется главная цель Стратегии («обеспечение условий для опережающего развития реального сектора экономики в регионах СКФО и создания новых рабочих мест, а также повышение качества жизни и безопасности в регионе»), но  без дальнейшей развертки целей следующих уровней и их взаимоувязки в «дерево целей». Соответственно, все проектное наполнение  реализации стратегии берется откуда только возможно, часто с потолка.

Таким образом, можно сказать, что цели взяты по аналогии из Концепции долгосрочного развития России - 2020, но не соответствуют Северо-Кавказскому региону, проекты не вытекают из целей, поскольку кроме генеральной цели других нет.

Понятно, что здесь не место и не время  полноценно экспертно разбирать стратегическую разработку по Северному Кавказу в целом. Особый интерес  представляет упомянутая стратегия применительно к Республике Дагестан. Что вы можете по этому поводу сказать?

С. - К сожалению,  разработчики достаточно механистически подошли как к учету специфики, так и к перспективам развития не только Дагестана, но и других регионов, входящих в СКФО.  Если говорить о Дагестане, то его многогранная территория, многонациональность, духовность, образ жизни, особенности управления, типичность протекающих процессов, нацеленность на коммерческий результат в бизнесе – просто отсутствуют в стратегии. Но если этими аспектами не оперируют разработчики, то о какой действенности документа может идти речь?!

Б. - В стратегии сделана слабая попытка задать специфику округа, но очень слабо: «под термином (?) «Северный Кавказ» понимается территория субъектов Российской Федерации, включенных в состав Северо-Кавказского федерального округа РФ». И все. А каковы особенности этих субъектов, в чем они схожи и чем различаются, чем и как задается целостность созданного федерального округа? Как изменилось позиционирование отдельных регионов и, в частности, Республики Дагестан, в СКФО по сравнению с ЮФО?

Не раскрыты историко-культурные особенности становления  Северного Кавказа в пределах России как факторы формирования его современной роли и места в экономике страны, а также перспективы развития этого макрорегиона не только в экономическом и чисто социальном, но и этнокультурном планах. Как можно полноценно раскрыть стратегическую перспективу  Северного Кавказа без его геополитического позиционирования? Вопросы можно продолжать…

С. - Ответ кроется в первых строках документа: «Комплексная стратегия социально-экономического развития СКФО Российской Федерации до 2025 года (далее - Стратегия) формулирует основные направления, способы и средства достижения стратегических целей устойчивого развития и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации на территории регионов СКФО на период до 2025 года», то есть разработана по сути не стратегия развития СКФО в совокупности  входящих в него регионов, а  стратегия достижения определенных целей развития Российской  Федерации на территории Северо-Кавказских регионов.  Даже если это оговорка, то она свидетельствует о слабой различительности разработчиков документа.

По проектной части Стратегии относительно Дагестана можете сделать комментарии?

Б. - Прежде всего хотелось бы сказать, что если просмотреть Стратегию целиком, то явно проявляется следующая ситуация: в аналитической части Дагестан упоминается практически в каждом подразделе, выступая в качестве одного из продвинутых регионов округа, его потенциального «движителя»  развития; в последующих разделах Дагестан упоминается намного реже, особенно при  указании  перспективных проектов. Как будто в Дагестане не наработано множество проектных предложений и инициатив, которые продвигали в случае их реализации и весь округ в целом. 

С. - Попутно отмечу, что многочисленные перечисления, списки проектов или проектных направлений или мероприятий, может быть, и хороши сами по себе, но не понятно, откуда берутся, как связаны с целями (то ли роста, то ли развития - не понятно чего) и говорят об отсутствии понимания взаимосвязи средств управления. И последующие комментарии излишни…

Вы хотите сказать, что стратегию развития СКФО следует  достаточно  сильно дорабатывать?

С. - Не только дорабатывать, а перерабатывать, поскольку слишком много «дыр», которые не позволяют ей стать стратегическим ориентиром для входящих в нее регионов, в том числе и Дагестана. Сложилось впечатление, что стратегические позиции и ориентиры самих регионов не учтены при разработке стратегии, их не услышали на уровне округа. Очевидно, что стратегия разрабатывалась кабинетным образом, без активного участия представителей регионов и организации живых обсуждений,  в ходе которых и выплавился бы дух, объединяющий всех жителей Северо-Кавказских регионов России в единый макрорегион, без которого невозможно реализовать самую правильную, но неживую стратегию.